В четырех статьях цикла приводятся мои аргументы "за" и "против" использования изолятора Хмары

ІЗОЛЯТОР ХМАРИ:
БУТИ, ЧИ НЕ БУТИ?



В останній час точиться багато розмов про винахід нашого відомого співвітчизника П.Я. ХМАРИ – маточний ізолятор. Як часто і буває з неординарним винаходом, відгуки про нього діаметрально протилежні. Щоб мати про цей винахід свої уявлення, наприкінці сезону-2008 придбав 5 ізоляторів і в вересні (пізно, але раніш не прислали посилку) поставив їх в сім’ї. Зараз вони там стоять; перші результати практичного використання я отримаю вже в наступному сезоні, тоді про це і напишу в газеті.


ІЗОЛЯТОР ХМАРИ



В посилці з ізоляторами отримав і книжку «Технологія оздоровлення бджіл без медикаментів», яку дуже уважно прочитав. В результаті цього у мене склалося враження, що Петро Якович продемонстрував свій, дуже оригінальний погляд на проблему боротьбі з хворобами бджіл, і запропонував, скажемо так, піонерський шлях вирішення зазначеної проблеми. На мій погляд, ця розробка має дуже привабливі перспективи. Але в той же час у мене виникло одне запитання, яке я й виношу на обговорення на шпальтах нашої газети.

Питання це стосується термінів життя зимового покоління самок кліща вароа. Автор винаходу стверджує, що самка, яка народилась у вересні, живе до 180 днів (стор. 33 книги). Це декілька не співпадало з тою інформацією, яку я мав по цьому питанню, і тому вирішив її уточнити. Мої пошуки призвели до виявлення такої інформації:
1. «Самка зимой живет 5-8 мес.» - Акімов та ін. (1993).
2. «Самки, родившиеся осенью, живут до 7-10 мес. и более» - Алексеенко та ін. (1991).
3. «Самки живут зимой 6-8 месяцев» - Гробов та ін. (1987).
4. «Продолжительность жизни самок клеща … зимой до 9 месяцев» - Киреєвський (2006).

Тобто, якщо взяти з цих джерел мінімальний і максимальний терміни, то виходить, що зимова самка кліща вароа може жити від 150 до 300 днів. Безумовно, термін в 180 днів попадає в проміжок 150-300 днів, але це означає і те, що при цьому є велика ймовірність того, що частина самок буде жити і більше 180 днів.

Тепер, стосовно терміна ізоляції матки. В книзі автора винаходу пропонується ізолювати матку в середніх широтах приблизно 10-15 серпня. Випускати матку з ізолятора рекомендується після весняного обльоту, який в наших широтах, частіше за все, відбувається в середині березня. Тобто, в результаті матка буде ізольована на 7 місяців, або 210 днів. Тоді, з урахуванням вищенаведеної інформації, можна сказати, що за цей термін загинуть не всі самки кліща. Є велика ймовірність того, що якась частина самок залишиться живими і через 210 днів. Так що про «повне вимирання кліщів» (стор. 148 книги), мабуть, стверджувати передчасно. І навіть якщо в результаті проведення контролю за вимиранням кліщів (стор. 84 книги) кліщів на дні вулика виявлено не буде, говорити про повне вимирання, на мій погляд, також не можна. Чому?

1. Акімов та ін. (1993) стверджують: «С окончанием выращивания осеннего расплода в семье клещ переходит на взрослых пчел и находится под стернитами и тергитами их брюшка». Більшість цих кліщів відмирають разом з бджолами до яких вони прикріпилися.

2. Там же дається посилання на Сальченко (1977), Ланге та ін. (1977), які стверджують, що «естественная гибель клещей за зимовку составляет около 6-8 %».
Так що, скоріш за все, якась незначна частина кліщів весною в сім’ї все ж таки залишиться.
Так що, використовувати маточний ізолятор немає сенсу?

Моя відповідь на це запитання буде такою – використовувати ізолятор, безумовно, треба!
Тепер я розкажу про той ефект, який, на мій погляд, при цьому буде досягнуто.

Незважаючи на те, що повне вимирання кліща за час зимової ізоляції матки не відбудеться, сім’я буде гарантовано позбавлена раннього розплоду. А це призведе до того, що вуликова популяція кліща не матиме можливості вільного розмноження на досить тривалий термін часу, що завдасть цій популяції відчутного удару. Лічені самки кліща, які доживуть до весни, не зможуть за сезон відновити вуликову популяцію до такої чисельності, яка б завдала бджолиній сім’ї великої шкоди. Адже добре відомо, що після первинного зараження паразитом «чистої» від кліща сім’ї відчутні наслідки цього зараження проявляться тільки через декілька років.

І якщо ми в подальшому будемо кожен рік використовувати ізолятор, то на весні наступного року незначна кількість самок знову буде знаходитись на рівні не вище «первинного зараження». Таким чином, ми будемо без медикаментів, завдячуючи цьому чудовому винаходу, стримувати цього «супостата» на рівні мінімального розмноження. І хто його знає, можливо через декілька років такого «пресингу» кліщ, дійсно, і вимре? Дай, Боже, щоб воно так сталося!
Ось що ще спало мені на думку в зв’язку з піднятим питанням.

Добре відомо, що первинним хазяїном кліща вароа є індійська бджола Apis cerana. За багато століть їхнього співіснування ці бджоли навчилась очищувати себе від цього паразита до такого рівня, який практично не завдає негативного впливу на розвиток сім’ї. Мабуть запропонований ізолятор і буде очищувати сім’ї нашої медоносної бджоли так, як це роблять індійські бджоли самі.

Користуючись нагодою, хочу звернутись до автора винаходу.
Вельмишановний Петре Яковичу! Цією статтею я прийняв Вашу пропозицію, викладену в книзі, щодо обговорення шляхів покращення використання методу. Я виклав своє бачення і свої аргументи з цього приводу. Вважаю, що не тільки мені, але і всім читачам нашої газети було б цікаво узнати Вашу думку стосовно моїх поглядів на проблему. Пишіть, будь ласка, обов’язково надрукуємо.
Звертаюсь також і до наших читачів з пропозицією приєднатись до обговорення цієї цікавої теми.

Валерий КОРЖ

Література.
1. Акимов И.А. и др. Пчелиный клещ Varroa Jacobsoni.- К.: Наукова думка, 1993.- 257 с.
2. Алесеенко Ф.М. и др. Справочник по болезням и вредителям пчел.- К.: Урожай, 1991.- 240 с.
3. Гробов О.Ф. и др. Болезни и вредители медоносных пчел: Справочник.- М.: Агропромиздат, 1987.-335 с.
4. Киреевский И.Р. Болезни пчел.- М.: АСТ, 2006.- 303 с.
5. Хмара П.Я. Технологія оздоровлення бджіл без медикаментів – шкодочинів здоров’ю людей : Порадник пасічнику. - К.: 2008.-170 с.


ИЗОЛЯТОР ХМАРЫ:
НОВЫЕ АСПЕКТЫ



В первом номере нашей газеты я уже высказывал свои сомнения относительно эффективности изолятора Хмары П.Я. для полного уничтожения клеща Варроа в пчелиных семьях. Сомнения эти касались сообщаемой автором изобретения информации о продолжительности жизни самки клеща в 180 дней, хотя ведущие специалисты в этой области (Акимов, Алексеенко, Гробов и др.) говорят о цифрах в 150-300 дней. В той статье я попросил Петра Яковлевича разъяснить эту нестыковку.
В журнале «Український пасічник» №7 за этот год появилась статья П.Я. Хмары «Ізолятор для матки – відповідь на критику». В ней предлагается изоляцию матки проводить не в средине августа (как это ранее рекомендовалось автором), а на месяц раньше – 15 июля. В качестве аргумента делается ссылка на то, что в Сибири именно в это время матки естественным образом прекращают кладку яиц по причине снижения внешней температуры.

Поскольку я не располагаю информацией о результатах проведенного кем-либо эксперимента, подтверждающего обоснованность названных рекомендаций, то позволю высказать свое мнение относительно нового срока изоляции матки.

Для этого надо смоделировать ситуацию. При этом будем полагать, что, в соответствии с последними рекомендациями, матка будет изолирована с 15 июля по 15 апреля. Следовательно, приблизительно 270 суток (9 месяцев) в семье будет отсутствовать открытый расплод и условия для рождения нового поколения клеща.

Если вспомнить сроки жизни самки клеща, которые называют упомянутые выше специалисты, то 270 суток, по версии некоторых из них, действительно, достаточны для вымирания клеща. Но Алексеенко (1991) называет срок в 7-10 месяцев, а в [3] сообщается о сроке до 12 месяцев.
В связи с этим хочу напомнить, что из общей биологии хорошо известно то, что чем проще устроен тот или иной биологический субъект, тем он более жизнеспособен по отношению к другому более сложно организованному субъекту. Это в полной мере относится и к рассматриваемой паре «пчела – клещ». Тем более, если учесть, что все циклы развития клеща строго синхронизированы с циклами развития пчелиной семьи (Акимов, 1993). Так что если мы создадим равные условия для этой пары и будем ждать «кто кого пересидит», то сомнительно, что клещ «сдастся» первым. И тем более я сомневаюсь, что таким способом можно будет достигнуть «повного вимирання кліща», как об этом говорит уважаемый Петр Яковлевич. Какое-то количество клеща к весне в семье все равно останется. Ну, а «Потім настає час без кліщів, якщо всі сім’ї в Україні будуть утримуватися за технологією, що пропонується» я расцениваю как благое, но совершенно утопическое утверждение.

Есть у меня и другие более конкретные сомнения.
1. Выполняя новые рекомендации, мы в середине июля прекратим появление нового открытого расплода. Следовательно, дальше все работы в семье будут выполнять пчелы, самые молодые из которых появятся в начале августа (15 июля + 21 сутки = 6 августа). Остальные пчелы в семье будут старше этих пчел.

В то же время хорошо известно, что в наших широтах не редкость (а скорее – закономерность) взяток в июле – начале августа (тот же подсолнух). И хотя основной «жизнеопасной» для пчел работой является воспитание расплода, но и заготовка кормов сокращает их жизнь и порой заметно. Вспомним, сколько пчел с обтрепанными крыльями («моторесурс» которых равен 800 км) отходят, и в семье на взятке с подсолнуха порой остается всего несколько рамок пчел. Как такая семья, первый расплод у которой появится только через 270 суток, будет зимовать вместе с клещом, который и зимой будет продолжать свою вредоносную деятельность? Вопрос риторический...

2. Уважаемый автор изобретения пишет: «… коли своєчасно зупиняється розмноження бджіл і кліщів, то обробка проти кліщів препаратами-акарицидами не потрібна зовсім. Обробка проти кліща вароа потрібна (тільки) після першої ізоляції матки». То есть в год, когда делается первая изоляция матки, допускается использование акарицидов, а в последующие годы такая обработка уже не будет нужна.

Так вот, если даже предположить, что практически весь «собственный» клещ семьи в результате использования рассматриваемой технологии вымрет, то все равно с началом активного сезона семья начнет заражаться «внешним» клещом. Ведь перезаражение происходит при контакте здоровых пчел с больными на цветах медоносов, при их блуждании и воровстве, через трутней, на общих поилках и др. [2].

Исследованиями установлено, что среднее количество яиц в одной яйцекладке самки клеща равно 7-10, при этом 78% самок за время своей жизни кладут яйца один раз, 18% - два раза и 4% - три раза [3]. Известно также, что самки начинают яйцекладку в возрасте 4-13 суток. Следовательно, за период, когда в семье будет открытый расплод (с 15.04 по 15.07), клещ сможет дать 3-4 генерации своего потомства. С учетом всего сказанного выше, даже из нескольких десятков клещей, которые попадут в семью с началом сезона, к концу его количество клеща в семье будет составлять уже несколько сотен, а то – и тысяч.

Пожелание автора содержать все пчелосемьи в Украине по предлагаемой технологии аналогичны пожеланию прекратить совершать в стране правонарушения. Очень актуально, трогательно, но совершенно нереально.
Да и, кстати, а как мы будем поступать с «дикими» роями, наличие которых никаким пожеланиями не запретишь? Об этой проблеме пишет в своей книге и автор.

3. Принципиальным в определении эффективности любой методики является корректная оценка результатов ее применения. Применительно к рассматриваемому вопросу оценка результатов состоит в оценке заклещенности семьи. Автором методики предлагается делать это так: «На підлогу вулика під гніздо сім’ї треба підіслати білий цупкий папір, наприклад, ватман. Його періодично оглядають… Коли при 2-3 оглядах поспіль кліщів не буде – сім’я звільнилася від паразитів – видужала».

Первое. Напомню, что Сальченко (1977), Ланге и др. (1977), утверждают: «… естественная гибель клещей за зимовку составляет около 6-8 %». Другой источник сообщает, что за зиму погибает не более 10 % клещей (Гробов и др., 1987). Учитывая эти факты, можно ли утверждать, что если при 2-3 осмотрах бумаги на ней не будут обнаружены клещи, то «сім’я звільнилася від паразитів»?

Второе. Известно, что зимуют самки клеща, глубоко внедрившись между стернитами брюшка пчелы, сочленениями груди и брюшка, груди и головы [4]. Поэтому предлагаемая оценка заклещенности семьи по его осыпи на дно улья является некорректной. Для тех же, кто желает определить реальную эффективность предлагаемой методики, сообщаю, что во всех справочниках по болезням пчел описан несложный способ достоверной оценки заклещенности семьи промывкой пробы из 50-100 пчел в горячей воде (не менее 70 °С) со стиральным порошком.

4. Остается открытым и вопрос влияния материала изолятора (с другой, чем соты и воздух, теплопроводностью) на состояние зимнего клуба. Ведь, по сути, в этом аспекте изолятор можно рассматривать как инородное тело, рассекающее клуб на две части. Об этой проблеме писал еще в 2007 г. Комиссар А.Д., но исследования так и не были проведены. Говорится об этой проблеме и в статье М.И. Миленина в этом номере.

5. Также не совсем понятно, являются ли долгоживущие пчелы, воспитанные из летних пчел при предлагаемой изоляции матки, полным аналогом долгоживущих пчел, которые нарождаются в нормальной семье при отсутствии изоляции матки.
Последние две проблемы я постараюсь рассмотреть в следующих номерах нашей газеты.

А в заключение этой статьи сформулирую краткие выводы:
1. Увеличение безрасплодного периода в семье до 270 суток не сможет решить задачу полного уничтожения клеща. Поэтому, на мой взгляд, надо прекратить разговор про «повне вимирання кліща»; корректнее будет говорить о снижении заклещенности семьи до какого-то безопасного уровня.
2. Для снятия существующих неоднозначностей требуются серьезные испытания незаинтересованных организаций с разработкой научно обоснованных рекомендаций по использованию в практическом пчеловодстве изоляторов Хмары.

Валерий КОРЖ

Литература.
1. П.Я. Хмара. Технологія оздоровлення бджіл без медикаментів… Киев, 2008.
2. Акимов И.А. Пчелиный клещ Varroa Jacobsoni. Киев, 1993.
3. Варроатоз – болезнь медоносной пчелы. Бухарест: Апимондия, 1977.
4. Алексеенко Ф.М. и др. Справочник по болезням и вредителям пчел. Киев, 1991.



ИЗОЛЯТОР В ЗИМНЕМ КЛУБЕ


Раньше (см. ПАЯ №10-10), когда шел разговор о маточном изоляторе Хмары, я обещал более подробно рассмотреть вопрос о влиянии изолятора как инородного физического тела на состояние зимнего клуба. Об этом и пойдет речь сейчас.
***
Известным является тот факт, что пчелы негативно относятся к появлению посторонних предметов в их гнезде. Пасечники хорошо знают, что пчелы разгрызают и выбрасывают из гнезда все посторонние предметы, которые можно разгрызть (пенопласт, бумагу, траву и проч.). Предметы, которые нельзя разгрызть пчелы, вынуждены оставлять в гнезде, но при этом, как правило, они деформируют восковые постройки с учетом новой конфигурации гнездового объема. Понятно, что новые восковые постройки в этом случае чаще всего не будут иметь оптимальную для пчел форму. Под оптимальной формой пчелиного гнезда я понимаю такие восковые постройки, какие пчелы строят в свободном пространстве: параллельные ряды сотов, разделяемые улочками.

Исходя из этого, можно утверждать, что помещение в гнездо габаритного постороннего предмета, который пчелы не могут убрать из гнезда, будет вызывать у них состояние тревоги (стресса), особенно в первое время. В полной мере это относится и к зимнему клубу пчел, который маточным изолятором механически расчленяется на две части. Такое состояние гнезда является для пчел противоестественным, и этот факт не будет способствовать их спокойной зимовке. Повышенная активность пчел будет приводить к увеличению потребления корма, что при зимовке весьма нежелательно.

Следующий аспект. Заключение матки в изолятор и ограничение ее возможностей по поиску оптимальных условий обитания будет для матки тревожащим фактором на протяжении всего времени пребывания в изоляторе. Точно также, тревожно, будут относиться и пчелы к изоляции матки. Поэтому факт заключения матки в изолятор будет оказывать в целом негативное влияние на состояние семьи. Зимой такое беспокойство может приводить к увеличению потребления корма.
Дальше предлагаю посмотреть на поднятую проблему обитаемости семьи, под которой я понимаю совокупность условий, созданных в улье при постановке изолятора, с точки зрения возможности адаптации к ним зимнего клуба.

Установив, в соответствии с инструкцией, рамку с изолятором в центр гнезда, мы в итоге получим посредине зимнего клуба центральную улочку размером в 40-45 мм (своеобразный «колодец»). И если летом при выводе маток подобный «колодец» является технологической необходимостью и активная летняя семья реагирует на такие условия обитания без каких-либо серьезных последствий, то для пассивной зимней семьи такие условия обитания далеки от оптимальных. По каким причинам? Первое. В такой «улочке» количество зимних пчел будет превышать «население» обычной 12-мм улочки в несколько раз. Если учесть, что в нормальных условиях обитания до 75 % пчел клуба сидят на пустых сотах и внутри пустых ячеек (последнее очень важно для уменьшения потребления корма), то непонятно, где большое количество пчел в «колодце» найдет себе такие комфортные «зимние квартиры». Результат – увеличение потребления корма. Второе. Расчеты показывают, что для пчел, сидящих зимой в улочке нормальной ширины, запасы корма на рамке должны быть не менее 2 кг. Вопрос: откуда будет брать корм существенно большее количество пчел в «колодце», если даже при сборке гнезда в центр были поставлены полные медовые рамки? Особую актуальность этот вопрос имеет для многокорпусного улья с рамками 435х230 мм. Третье. Зимой при отрицательных температурах клуб поперек рамок не перемещается. В результате всего этого пчелы широкой центральной улочки, где в изоляторе находится матка, вероятнее всего будут голодать.

А теперь рассмотрим влияние помещенного в зимний клуб изолятора с точки зрения потерь тепла. Анализ, который я предлагаю ниже, не будет строго научным (для этого надо проводить отдельные исследования). Это будет качественный анализ, который оценивает только тенденции развития рассматриваемого процесса.

Известно, что потери тепла в зимнем клубе, помимо других каналов, происходят за счет теплопередачи из клуба наружу через восковые соты, деревянные части рамок и запечатанный в сотах мед. Эти естественные потери тепла в улье являются неизбежными и принципиально не устранимыми. А теперь плюс к этому мы помещаем в клуб, разрезая его пополам по центральной улочке, своеобразный охладитель в виде изолятора. Проведем сравнительную оценку степени охлаждения клуба пустым сотом без меда (коэффициент теплопроводности λ1 = 0,04-0,05 Вт/м•°С), сотом с запечатанным медом (λ2 = 0,25-0,3 Вт/м•°С) и пластмассовым изолятором (λ3 = 0,15-0,2 Вт/м•°С). Поскольку тепловые потери за счет теплопроводности прямо пропорциональны коэффициенту теплопроводности, то для нашей сравнительной оценки можно оперировать только этими коэффициентами. Итак, мы видим, что дополнительные тепловые потери за счет изолятора (λ3) заметно больше, чем потери за счет пустого сота (λ1), и соизмеримы с тепловыми потерями за счет сота с запечатанным медом (λ2).

Следовательно, получается, что говорить о «катастрофическом» охлаждении изолятором зимнего клуба будет некорректно. Но давайте рассмотрим эту проблему под несколько иным углом. Сравним теплопотери двух одинаковых семей (клуб каждой сидит, например, на 5-6 рамках), в одну из которых по центру поставлен маточный изолятор.

Известно, что в центральной улочке клуба самый высокий фон положительных температур. Следовательно, находящийся в клубе изолятор будет максимально прогреваться сидящими на нем пчелами, а поэтому и максимально охлаждать клуб, и по теплопотерям мы вполне обоснованно можем приравнять его к дополнительной медовой рамке. Значит, в семье без изолятора отдавать тепло наружу будут 5-6 рамок, а в такой же по силе семье с изолятором — 6-7 рамок, т.е. теплопотери будут на 16-20 % больше. Поскольку тепловую энергию пчелы могут вырабатывать, только поедая мед, то, на мой взгляд, средняя по силе семья с изолятором зимой будет потреблять корма на 16-20 % больше, чем аналогичная семья без изолятора.

Вот к таким выводам я пришел, когда раньше готовил этот материал. Но в ходе подготовки статьи для размещения в газете я получил журнал «Український пасічник» №11, 2010, в котором нашел подтверждение моих выводов от пасечника Я. Дусько (Львовская обл.), который в зиму 2008/09 провел зимовку 30-ти семей с маточными изоляторами. Вот что он сообщает: «…Перший огляд (сімей) провів 30 березня. Як виявилось під час огляду, в тих сім’ях, де матки не були ізольованими, розплоду майже не було, використано 1/3 кормових запасів, підмору було небагато. У сім’ях, де матки перебували в ізоляторах, корму, на диво, було використано більше, шість маток загинуло, спостерігалося опоношення, сім’ї були ослаблені. Прямо в ізоляторі бджоли відбудовували щільники, щоб дати матці змогу червити. Правда, ці щільники були завтовшки як вощина… Чому бджоли використали більше корму? Тому що сім’я постійно перебувала в тривозі… Отже, ізолятор є прямим втручанням в сім’ю…».

Свои выводы по рассматриваемой проблеме я сделал по ходу изложения. А вы делайте их сами. Желающих обменяться своим опытом использования изолятора Хмары или изложить свое мнение по поднятой проблеме приглашаю написать в редакцию.

ИЗОЛЯТОР ХМАРЫ:
О ДОЛГОЖИВУЩИХ ПЧЕЛАХ


В нашей газете №1 и №10 за 2010 г я уже высказывал свои сомнения относительно эффективности маточного изолятора П.Я. Хмары для полного уничтожения клеща Варроа в пчелиных семьях. Там же я обещал, что расскажу более подробно о том, являются ли летние пчелы, воспитанные после рекомендуемой Петром Яковлевичем изоляции матки с 15 июля, полным аналогом долгоживущих пчел, нарождающихся в нормальной семье осенью при отсутствии изоляции матки.
Об этом и пойдет речь ниже.
***
Для начала надо вспомнить, что яйценоскость матки меняется в течение сезона, достигая своего максимума к последней декаде июня. После этого темп яйцекладки начинает снижаться (сначала медленно, а потом быстрее), пока с наступлением похолоданий в сентябре – октябре матка не прекращает яйцекладку (рис. 1).


Рис. 1. Яйценоскость матки в течение сезона



Известно также, что размеры (вес) яиц, откладываемых маткой, также претерпевает изменения: наименьшие по размеру яйца бывают при самых высоких темпах яйцекладки в конце июня, а наибольшие – весной и осенью. И. Гетманек (1961) установил, что эти размеры отличаются на 20 – 23 %.

Важным для нашего дальнейшего анализа является также и то, что величина яйца имеет существенное значение для последующего развития зародыша: чем оно больше, тем крупнее из него разовьется личинка (Г.Ф. Таранов, 1968).
Значит, изолируя матку в середине июля, мы получим в итоге весь состав семьи из так называемых летних короткоживущих пчел, которые народились из мелких яиц. Природа распорядилась мудро: летние пчелы предназначены в основном для работы по заготовке корма, а поэтому жить они будут недолго (35 – 45 суток), но матка «штампует» их много. Другое дело — осенние пчелы, основной задачей которых является сохранение семьи на протяжении долгой зимы. Поэтому пчел надо кормить меньше, чем летом (зимой кормить огромную семью было бы расточительно), но эти пчелы должны быть долгоживущими. Именно таких пчел для зимовки выращивает, начиная с августа, нормальная семья без изоляции матки.

Однако для появления зимних пчел необходимы определенные условия.
1. Крупные яйца (за счет снижения темпа яйцекладки).
2. Значительное увеличение уровня личиночного кормления.
3. Выращивание расплода при более низких температурах.
4. Неучастие этих пчел в заготовке кормов и, особенно, в воспитании расплода.
Рассмотрим эти условия более подробно.

1. Ранее мы уже установили, что при искусственном прерывании яйцекладки в июле яйца не будут иметь максимального размера.

2. Что касается уровня личиночного кормления, то большое количество летнего расплода выкармливается в «ординарном» режиме. Напротив, в период подготовки семей к зимовке пчелы обеспечивают «значительное увеличение уровня личиночного кормления» [3]. Это можно объяснить не только уменьшением количества личинок в семье (Ял), но и уменьшением нагрузки на пчел-воспитательниц (Яп) (рис. 2).


Рис. 2. Изменение нагрузки на пчел-воспитательниц



Как видно из приведенного графика, нагрузка на пчел-воспитательниц в августе почти в два раза ниже, чем в июле.

3. Установлено, что температура внешней среды обусловливает внутригнездовую. В зоне пчелиного расплода она составляет 33,5 – 34,5 °С (в среднем 34 °С) при внешней температуре 5 °С и 35,7 – 36 °С (в среднем 35,85 °С) – при 27 °С [2]. Разница средних температур составляет 1,85 °С, что очень существенно для развития расплода. Следовательно, можно сказать, что выращиваемый в августе расплод при естественном снижении фона внешних температур проходит своеобразную «закалку», чего нельзя сказать о летнем расплоде. «Закалка» является важным фактором предзимней физиологической подготовки идущих в зиму пчел.

4. Что касается воспитания расплода, то, действительно, июльские пчелы при предлагаемой технологии изоляции участия в этом процессе принимать не будут, так как помещенная в изолятор матка прекращает класть яйца и открытого расплода в этой семье просто не будет. Но в работе на возможном июльском – августовском взятке (например, с подсолнуха), они, увы, работать будут и никакими нашими стараниями этого невозможно избежать.

В заключение хочу сообщить мнение известного швейцарского специалиста Анны Маурицио (1958), имеющее прямое отношение к рассматриваемому нами вопросу.
«… В семье пчел на протяжении года сменяется несколько поколений пчел, которые отличаются друг от друга по продолжительности жизни, физиологическому развитию, питанию и поведению. Особенно резко различаются между собой летние и зимние пчелы (выделение мое. — К.В.).
Летние пчелы живут недолго, продолжительность их жизни — 5 – 8 недель. Только на протяжении первых 10 дней жизни они питаются пыльцой… Жировое тело* у летних пчел, как правило, не развивается. Продолжительность зимних пчел значительно больше, она доходит до 6 – 8 месяцев. Родившиеся осенью пчелы усиленно питаются пыльцой, мало или совсем не выполняют обязанностей кормилиц и обладают хорошо развитым, многослойным, снабженным белковыми и жировыми запасами жировым телом».
* Жировое тело — рыхлая клеточная ткань, выстилающая внутренние органы и внутренние стенки тела пчелы. В ж.т. накапливаются запасы резервных питательных веществ.

Из приведенной информации становится ясно, что по развитию жирового тела рожденных в июле (и раньше) пчел никак нельзя считать зимними пчелами. По данному показателю эти пчелы являются летними пчелами.

С учетом всего изложенного выше я теперь могу ответить на поставленный в начале статьи вопрос так.
1. На мой взгляд, при ранней летней изоляции матки в середине июля нарождающиеся в семье пчелы не будут полными аналогами долгоживущих зимних пчел, нарождающихся в августе в нормальной семье без изоляции матки. Следовательно, можно поставить под сомнение потенциал жизнеспособности этих пчел в 13 месяцев, как об этом сообщает П.Я. Хмара.
2. Можно также прогнозировать, что ранняя летняя изоляция матки может приводить к увеличению вероятности осеннего слета пчел.

Валерий КОРЖ

Литература.
1. Таранов Г.Ф. Анатомия и физиология медоносных пчел. – М.: Колос, 1968.
2. Еськов Е.К. Микроклимат пчелиного жилища. – М.: Россельхозиздат, 1983.
3. Лебедев В.И., Билаш Н.Г. Биология пчелы медоносной и пчелиной семьи. – М.: КолосС, 2006.
4. Маурицио А. Кормление пыльцой и жизненные процессы у медоносной пчелы/ Новое в пчеловодстве. М.: Гос. изд. с/х литературы, 1958.


ПРО БДЖІЛЬНИЦТВО В СУБАРКТИЦІ


Хай нікого не лякає назва статті, бо це – своєрідна алегорія. А поведемо ми розмову про роз’яснення, які дав шановний П.Я. ХМАРА в журналі «Український пасічник» №7, 2011 стосовно використання свого ізолятора.
***
Цитую журнал:
«Пасічники стверджують: …ізолювати матку в ізоляторі – це протиприродно, бо вона позбувається можливості відкладати яйця.
Коментар (П.Я. ХМАРИ.— К.В.). У природі відкладання маткою яєць припиняється. Наприклад, у високих географічних широтах у межах 65-70° північної та південної широти, в середині липня матка припиняє відкладання яєць через настання холодної погоди».

З точки зору логіки розвитку бджолиної сім’ї у вказаних широтах (більш коректно, на мій погляд, було б вести розмову тільки про північні широти, оскільки в південних широтах пори року не співпадають з північними) це твердження майже не визиває сумніву. Але окрім логіки для наукового коментарю цього малувато – потрібен факт, тобто посилання на конкретну роботу, де такий факт був описаний. А такого посилання в статті, на жаль, немає.

Тож давайте спробуємо розібратися в тому, чи можливе взагалі бджільництво в означених високих широтах.
1. В науковій літературі вказані широти лежать в так званій зоні Субарктики, де ґрунти перебувають в стані багатолітньої мерзлоти [1].
2. В іншому джерелі приводиться «карта-схема розподілу бджолиних сімей по природних зонах» на якій самі північні бджоли зафіксовані на широті приблизно 62 ° [2]. А це до згаданих автором коментарю 65° ще 3° на північ (десь біля 350 км).
Стосовно ж самого бджільництва в цьому джерелі сказано: «Несмотря на относительно богатую кормовую базу (заросли ивы, морошки, черники, малины, кипрея и разнотравья) пчеловодство здесь не развито главным образом из-за продолжительной суровой зимы и нерентабельности круглогодичного содержания пчел в условиях Крайнего Севера».

Так що твердження про те, що в цих широтах «в середині липня матка припиняє відкладання яєць» скоріш за все зроблене на ґрунті логічних допущень, а не факту.

3. Оскільки в Субарктиці бджоли цілорічно таки не живуть, то я здійснив пошук необхідної інформації для районів, які примикають до вищезгаданих північних широт. Мені вдалося знайти необхідну інформацію для Камчатки. Цитую ці джерела:
«Третий период – интенсивный рост и развитие семей – начался 5 июля и продолжался до 1-5 августа…
Четвертый период – готовность семей к главному медосбору и наращиванию пчел в зиму – наступил с опозданием и продолжался с 1-5 августа по 29 октября» [3].
«Вышедшие из маточников матки спариваются с трутнями, приступают к интенсивной яйцекладке уже с 5-15 августа» [4].

Так що факт природної роботи матки в липні-серпні в камчатських широтах є незаперечним. Безумовно, Камчатка лежить південніше, ніж 65-70° п.ш. про які ми й ведемо розмову, але цей регіон – самий північний де бджіл ще водять цілорічно. І як видно з приведеної інформації, в середині липня там і «не пахне» тим, що «матка припиняє відкладання яєць через холодну погоду». В тих же районах де це можливо і відбувається (якщо туди хтось і завіз пакети бджіл), ці сім’ї там не перезимують по тій же причині по якій вони припинили відкладання яєць («через холодну погоду»). Підтвердження цьому я знайшов в повідомленні про спроби пасічникування у Якутську [5].
Ось що про це там повідомляється: «В 1984 г полетел (будущий пчеловод А. Гаевский — В.К.) в Красноярск и привез три улья пчел. Но зимой не уберег – длинной она оказалась и жестокой… Погибли пчелы». З подальшого повідомлення незрозуміло, чи якутський пасічник зміг перейти на цілорічне утримання бджіл, чи скоріш за все так же завозив пакети з півдня. Так це ж все відбувалося в Якутську на широті 62 ° п.ш. від якої до Субарктики ще далекувато…

Тобто для бджоли, південної комахи родом з Індії, умови життя в Субарктиці так же підходять, як для людини умови на вершині Евересту – там можна тільки знаходитись деякий час, але ж не жити. Тому я й вважаю, що приклад про природне припинення маткою відкладання яєць в середині липня на широтах в межах 65-70° п.ш. є, м’яко кажучи, не досить вдалим, оскільки бджоли там просто не водяться...

Валерій КОРЖ

Література.
1. Крючков В.В. Чуткая Субарктика. – М.: Наука, 1976 . – 136 с.
2. Аветисян Г.А. Пчеловодство. – М.: Колос, 1975. – 296 с.
3. Пичушкин С.И. Рост и развитие пчелиных семей в Камчатском крае // ж. «Пчеловодство» №7, 2001, с. 11-13.
4. Пичушкин С.И. Камчатка. Двухматочное содержание семей // ж. «Пчеловодство» №6, 2011, с. 14-15.
5. Форис П.П. Якутский мед пасечника Гаевского // ж. «Пчеловодство» №1, 2010, с. 8-9.

Счетчик посетителей

1804694
Сегодня
Вчера
Неделя
Прошлая неделя
Месяц
Прошлый месяц
Всего
178
1095
4600
5466
30206
26253
1804694

Forecast Today
4224


Ваш IP:34.204.168.209