В статье сделан анализ метода двухматочного пчеловождения на предмет его жизнеспособности

Среди бесчисленного количества методов пчеловождения двухматочное содержание семей имеет, пожалуй, самые противоречивые отзывы. От восторженных — до уничижительных. Согласитесь, такие полярные оценки одного и того же приема пчеловождения настораживают.

Попробуем разобраться в этих неоднозначностях, чтобы упредить от возможных ошибок тех пчеловодов, которые интересуются методом, но еще не имеют собственного опыта его применения.

***



Метод двухматочного пчеловождения был впервые предложен англичанином Вельсом еще в ХІХ веке, а подробно описан в 1916 году украинским пчеловодом Вс. Шимановским в его широко известной книге «Методы пчеловождения».
В наше время интерес к этому методу появился после выхода в 1991 г книги А.П. Озерова «Двухматочное пчеловождение». В редакционном представлении этой книги на стр. 2 написано, что использование двухматочной технологии пчеловождения «позволяет повысить медосбор в 3-7 раз». Как же тут устоять, и не купить такую замечательную книгу?

Сам же автор по тексту книги более скромно оценивает свои достижения: «…двухматочный улей с гарантией заменяет 2,5 улья любых одноматочных конструкций по медосбору; …вместо десяти одноматочных ульев достаточно иметь четыре улья двухматочных».
Кстати, в упомянутой книге нет ни одной конкретной цифры, характеризующей медосбор семей в килограммах. Везде используются только относительные единицы — в разах.

Ну, а теперь — немного арифметики применительно к цитатам о достижениях.
Если мерить не «ульями», а — «семьями», то 10 обычных одноматочных семей эквивалентны 8-ми одноматочным семьям «по Озерову», находящихся в «четырех ульях двухматочных». Значит одна семья «по Озерову» произведет меда в 10 : 8 = 1,25 раз больше, чем обычная одноматочная семья. Простите, а где же тогда «повышение медосбора в 3-7 раз»? Его нет и в помине! А такие разночтения в книге никак не способствуют доверию ко всему в ней написанному.

Теперь предлагаю проанализировать на достоверность утверждение о том, что одна семья «по Озерову» в двухматочном улье будет производить меда больше в 1,25 раза, чем обычная семья.
Известный подмосковный пчеловод В. Жаров в статье «В который раз о двухматочных…» (газ. «Пасека России» №3, 2010) пишет: «Выявляется такая закономерность, — если принять медосбор контрольного улья с одной семьей за единицу, то сбор меда каждой семьей такой же силы в спаренном улье с общим магазином оказывается равным 0,7 и в лучшем случае не превосходит той же единицы. Т.е. вместо ожидаемого прироста в медосборе двухсемейный улей с общим магазином дает фактическое его снижение при пересчете на одну семью».

Теперь послушаем другого классика — Вс. Шимановского. «Попадаются указания и на то, что можно метод Вельса применять к одиночным ульям, например, Дадана, сдвинув их вплотную друг к другу и дав им общий магазин. Но полагаю, что такой прием применим только в виде опыта, причем практика мне указала, что результаты получаются не лучше, чем в том случае, когда «даданы» работают самостоятельно».

Не знаю как кто, а я Шимановскому доверяю полностью. Тем более что еще до того, как первый раз прочитал его книгу, именно такую конструкцию двухматочного улья (применительно к моему 10-ти рамочному улью УТ-95) испытал на своей пасеке в сезоне 1998 года. Для этого мне пришлось сконструировать два медовых магазина, каждый без одной боковой стенки, и переходный тоннель на 1 рамку (рис. 1).


Рис. 1. Мой двухматочный улей


Как видно из рисунка, каждая семья в этом улье занимала по 2 десятирамочных корпуса Дадана, на которые через разделительные решетки сверху были поставлены медовые магазины на 10 рамок Рута.
Прежде чем рассказать об итогах этого эксперимента, хочу коротко проинформировать об условиях, в которых он проходил.
Моя небольшая стационарная пасека располагается на юго-востоке Харьковской области недалеко от соснового леса, в котором совсем нет медоносов. На близлежащих полях в том году был посеян подсолнух — наш главный взяток, который обычно начинается 10-15 июля. На неудобях — луговое разнотравье, которое дает поддерживающий взяток: донник, шалфей, осот, синяк.

Начало лета в том году с 20-х чисел мая по 21.07.98 г было жарким и сухим. Затем пошли довольно обильные осадки, которые сопровождали главный взяток с подсолнуха, начавшийся 10-12.07.98 г. Обобщенно говоря: медосборные условия в том году были вполне обычные для моей пасеки.

В конце июня 1998 г в мой двухматочный улей я заселил две семьи 6/96 и 10/97, каждая из которых за неделю до этого была образована объединением двух семей — основной и вспомогательной. На момент заселения суммарная сила семьи 6/96 составляла 4,5-5,0 кг, а семьи 10/97 — 3,5-4,0 кг.

Матка в первой семье была маткой-рекордисткой на моей пасеке, а во второй семье матка была выведена в мае месяце от матки 6/96. В ходе наступившего в середине июля главного медосбора обе семьи работали нормально, никаких нештатных ситуаций мной замечено не было. В процессе медосбора в обе семьи 21.07.98 г под верхний магазин было поставлено по второму магазину с сушью.

О результатах двухматочного эксперимента в своем пчеловодном дневнике я тогда писал: «Что касается двухматочного содержания, то эксперимент следует признать неудавшимся: каждая семья жила сама по себе и в биологическом смысле объединения семей не произошло; были просто «соседи», и не более того. Скорее всего, дваухматочное содержание это, вообще, — блеф.
А что объединение семей не произошло, видно по меду».

Вот что я получил от этих семей в итоге сезона на 15.08.98 г.: семья 6/96 — 47,8 кг, семья 10/97 — 24,0 кг.
Такое разделение медосбора по отдельным семьям я провел потому, что в магазинах выше разделительных решеток ничего подобного на общую работу не происходило. Каждая семья складывала свой мед в свой магазин, а в магазинах при этом никогда не было много пчел. Что интересно — рамка, находящаяся в соединительном тоннеле была пустой и с одной и с другой стороны.

В конечном итоге стало ясно, что медосбор каждой семьи определялся силой каждой семьи в отдельности, а не силой общей семьи, которой фактически не существовало. Уверен, что точно такой же медосбор имела бы каждая из этих семей, если бы я их оставил в статусе одноматочных семей. Так что мой небольшой эксперимент полностью подтвердил выводы Вс. Шимановского и В. Жарова.

А вот еще конкретная информация по этому поводу. По данным журнала «Bee World» №2, 1984 г одна пчеловодная фирма из Канады, в среднем за 10 лет в двухматочных ульях собирала по 113 кг меда, а в обычных односемейных — по 79 кг (ж. «Пчеловодство» №6, 1985). Следовательно, одна семья в двухматочном улье давала 113 кг : 2 = 56, 5 кг, тогда 56,5 кг : 79 кг = 0,7 раз, т.е. медосбор одноматочной семьи, находящейся в двухматочном улье, составлял 70 % от медосбора обычной одноматочной семьи.

Где причины несоответствия между декларациями приверженцев метода и практическими результатами реалистов, я однозначно сказать не берусь (хотя, скорее всего, — знаю). А вот о том, почему не следует ждать от метода «повышения медосбора в 3-7 раз» — расскажу.

Для начала вспомним, что пчелиная семья — это сообщество, состоящее из одной пчелиной матки, нескольких десятков тысяч рабочих пчел и большого числа трутней [3]. Но указанные в этом определении особи (даже находясь вместе) станут настоящей пчелиной семьей только тогда, когда плодная матка будет выделять так называемое маточное вещество, а рабочие пчелы посредством трофаллаксиса — передачи корма и маточного вещества другим пчелам семьи — получать их. В процессе трофаллаксиса каждая пчела данной семьи получает от матки своеобразный химический «маркер» о принадлежности к семье, а также сообщающий о том, что матка находится в семье, она здорова и плодотворна. Для получения этой информации (химического «маркера») необходим непосредственный физический контакт между маткой и пчелами ее «свиты» (которые слизывают с тела матки маточное вещество), а также всеми пчелами семьи, которые получают это вещество в процессе трофаллаксиса. Только в этом состоянии пчелиная семья проявляется как единый биологический организм, в котором существует гармоническое равновесие между влиянием матки и рабочих пчел [4].

Но кроме трофаллаксиса (трофического, или пищевого контакта) в семье для обмена информацией еще существует и механизм тактильных (за счет прикосновений) контактов. При тактильном контакте происходит передача феромона (маточного вещества) посредством антенального контакта — прикосновения усиков одной пчелы к усикам другой пчелы.

Теперь нам стало ясно, что в процессе трофических и тактильных контактов между членами пчелиной семьи распространяется не только пища, но и феромоны. При этом среди 30-ти феромонов, обнаруженных в пчелиной семье, особенно высокую активность и широкий спектр действия проявляет маточное вещество [5].

Давно установлено, что каждая пчелиная семья обладает специфическим и только ей одной принадлежащим запахом, который складывается из сочетаний запаха самих пчел и их гнезда с запахом нектара, вносимого в улей (Риббенс, 1955). В свою очередь, запах пчелиному гнезду придает пчелиный расплод (особенно — открытый) и феромоны матки, о которых мы уже говорили выше.
Если вспомнить конструкцию двухматочного улья, то станет ясно, что в нем гнездо каждой семьи локализовано в нижней части улья около своего летка. По этой причине абсолютное большинство летных пчел каждой семьи (пчелы, старше 18-20 дней) будут работать автономно и независимо от другой семьи через свой леток (без физического контакта с пчелами другой семьи). Такой контакт пчелы двух семей могут иметь только на общей территории — выше разделительной решетки — в медовых магазинах, где локализуются пчелы «среднего возраста» 10-20 дней, которые занимаются переработкой нектара в мед. Эти пчелы кормлением друг друга (трофаллаксисом) не занимаются, они могут с пчелами из соседней семьи устанавливать только тактильные контакты, передавая им (или получая от них) только ничтожную долю маточного вещества другой матки.

Следовательно, «общий запах семьи», действительно, имеет место, но интенсивность его ничтожна по сравнению с индивидуальным запахом каждой семьи. И видимо, этой ничтожной доли «общего запаха» достаточно только для того, чтобы пчелы не вступали в «выяснение отношений». А вынужденной совместным проживанием «любви и дружбы» между этими пчелами из разных семей ничуть не больше, чем у жильцов коммунальной квартиры, поскольку не существует никаких биологических механизмов и причин, которые заставляли бы этих пчел объединяться в одну семью.

Так что, по сути, никакого объединения семей не происходит. В двухматочном улье обе семьи существуют фактически обособленно, вынужденно терпя представителей другой семьи на общих территориях. Поэтому медосбор каждой семьи и будет зависеть только от силы этой конкретной семьи и, в итоге, — колебаться в пределах статистической погрешности около среднего медосбора отдельной одноматочной семьи. Никаких других биологических механизмов, которые запускались бы при осуществлении двухматочного пчеловождения, и которые повышали бы медосбор в 3-7 раз, в природе не существует. Все это — чистое лукавство (если не сказать по-другому) апологетов метода.

Единственное видимое мной достоинство метода — взаимный обогрев семей. Это особенно хорошо зимой и ранней весной. Но этого с успехом можно достичь, разместив две семьи в одном улье с глухой вертикальной перегородкой без общего магазина. И сделать это можно совершенно спокойно, без излишнего пафоса и не заморачивая никому голову.

Не противоречит всему сказанному, а только расширяет его, и версия В. Жарова (2010): «А порочность метода заключается в перемешивании пчел двухсемейного улья, что нарушает однородность и единство каждой семьи. В тесном контакте оказываются пчелы, получившие феромоны от разных маток… Возрастает агрессивность пчел и ройливость, что и снижает продуктивность».

Вынуждая пчел действовать по нашему усмотрению, но против своих инстинктов, мы никогда не добьемся желаемого результата. И две пчелиные семьи, помещенные в своеобразную «зону конфликта», только потому там живут и не переходят «в рукопашную», что пчелиная семья очень пластична и способна приспособиться к самым необычным условиям ради своего выживания.

А как же многократные превышения медосборов, о которых говорят сторонники метода? Скорее всего, это — произвольное (а не научное) толкование цифр, при помощи которых, как говорил один из героев сказки, «можно доказать все».

К сожалению, я нигде не встречал результатов научных исследований, посвященных двухматочному пчеловождению. Вот интересно, а почему? На мой взгляд, только такие исследования смогут окончательно расставить все акценты в этом вопросе. А пока — имеем то, что имеем…

В заключение две цитаты.
«В литературе сообщалось, что метод Вельса в Англии распространения не получил, и сам Вельс пчеловодство оставил», Вс. Шимановский (1916).

«Если бы использование двухсемейных ульев с общим магазином было бы всегда выгодно, то его применение было бы штатным и повсеместным. Но — приему больше ста лет, а «клюют» на него отдельные, как правило, начинающие пчеловоды, в виде пробы на 1-2 ульях, и для полного разочарования обычно хватает 2-3 года. Характерно, что неудачи объясняются чем угодно, но только не порочностью самого приема», В. Жаров (2010).

Как было уже сказано, и я на практике провел подобную «пробу» и тоже получил «полное разочарование». Правда, пояснение своей неудачи у меня другие, и я о них довольно подробно рассказал в этой статье.

Валерий КОРЖ
02.02.15 г.

Литература
1. Озеров А.П. Двухматочное пчеловождение. — К.: Валка, 1991. — 126 с.
2. Шимановский Вс. Методы пчеловождения. — К.: Перун, 1996. — 352 с.
3. Пчеловодство. Маленькая энциклопедия. — М.: Больш. Росс. энцикл., 2002. — 512 с.
4. Руттнер Ф. Матководство. — Бухарест: Апимондия, 1981. — 352 с.
5. Еськов Е.К. Биология пчел: Энциклопедический словарь-справочник. — М.: ИНФРА-М, 2013. — 388 с.


Счетчик посетителей

1087612
Сегодня
Вчера
Неделя
Прошлая неделя
Месяц
Прошлый месяц
Всего
655
1966
14634
11892
43554
18828
1087612

Forecast Today
5088


Ваш IP:54.161.71.87